В жаркий июльский день 2002 года, когда мозги плавились от солнца, мне позвонил Евгений Петрович Литвинов и предложил написать статью в сборник, посвященный памяти Вадима Борисовича Вилинбахова. Предложение поставило меня в трудное положение. С Вадимом Борисовичем нас связывали несколько лет тесного сотрудничества, взаимного уважения и дружеских отношений. И я счел долгом откликнуться на это предложение. Но я только что оформил отпуск и собирался часть его провести на садовом участке, условия на котором не слишком располагают к написанию статей, а потом мне предстояла поездка на Алтай. Но самое трудное состояло в том, что память не сохранила никаких подробностей. За двадцать лет произошло так много событий, что все прошедшее как-то стерлось и поблекло. Я силился что-то вспомнить и не мог. К счастью, сохранились письма Вадима Борисовича, несколько статей и две рукописи [1, 2]. Погрузившись в эти материалы, мне удалось частично восстановить события и атмосферу тех лет.
Это было сложное романтическое время становления советской уфологии, когда люди, посвятившие себя изучению феномена НЛО, были вынуждены вести борьбу с государством, обслуживающими его идеологическими органами, средствами массовой информации и официальной наукой за признание научного статуса проблемы и возможность заниматься ее исследованием. Роль Вадима Борисовича Вилинбахова в этом деле была весьма значительной. Он был человеком незаурядным, многогранным. Профессиональный историк с широкими философскими взглядами, серьезно интересовался музыкой, следил за развитием естественнонаучных областей знания. Мои контакты с ним касались, главным образом, НЛО, поэтому и воспоминания мои, по необходимости, ограничены этим предметом, хотя я отлично понимаю, что были и другие грани его личности, оставшиеся мне неизвестными.

Создание комиссии по аномальным явлениям в Ленинграде. Переписка с В.Б.Вилинбаховым

Мы познакомились в 1979 г., вначале по письмам, а потом и при личных встречах. Цель предложенного контакта Вадим Борисович сформулировал следующим образом: "обмен материалами и информацией, а также мыслями... Сдвинуть эту жуткую гору можно только общими усилиями <...> Поэтому очень важно организовать обмен... Мы противники "подгребания под себя", как, увы, практикуют некоторые, и с удовольствием готовы делиться всем, что имеем" (письмо от 22.09. 1979). Надо сказать, это не было простой декларацией. На протяжении всего нашего сотрудничества В. Б. щедро делился всеми новостями, имеющейся у него информацией и материалами.
"Главный круг моих интересов, - писал он, - это философские и исторические вопросы проблемы НЛО в самом широком их понимании. Тема, поистине, необъятная, но кому-то пытаться надо... В частности, в рамках более широкой работы (ее объем подошел к тысячи страниц), я собираю "до кучи" все сообщения о НЛО до 1947 г. (с самой глубокой древности). В настоящее время у меня собралось материалов гораздо больше, чем во всех известных мне опубликованных таблицах этого рода... Значение такого перечня, как мне кажется, огромно, ибо оно подтверждает современные наблюдения и дает возможности для интереснейших выводов и сопоставлений.
Такой круг моих интересов объясняется, прежде всего, тем, что я историк, этнолог и т.п. Естественно, что я никак не замыкаюсь в круг прошлого, ибо познать можно только комплексно, тем более, что, по моему убеждению (это говорят многие, я не оригинален) проблема НЛО - проблема не техническая (физическая), а проблема философско-психологическая, назовем это так" (письмо от 9.11.1979).
Надо сказать, что опора на исторический материал очень важная особенность В.Б.Вилинбахова. Это относится к различным проявлениям феномена НЛО и дает убедительные доказательства того, что феномен имел место на протяжении всей истории человечества, хотя в разные эпохи интерпретировался по-разному. Особенно важен исторический подход при анализе "классических" НЛО (без посадок и уфонавтов), ибо дает веские доказательства того, что явления этого рода не сводятся к техногенным проявлениям современной цивилизации.
В конце 1970-х годов обстановка в СССР в отношении НЛО изменилась. Началось выполнение Государственной программы по исследованию НЛО, в которой принимали участие Министерство обороны, Академия наук и другие ведомства (см. "Вестник РАН", 2000. Т. 70. N 6. С. 507-515). Работа выполнялась в закрытом порядке, внешне все оставалось по-прежнему, и цензура в средствах массовой информации продолжала действовать. Однако давление на общественность уменьшилось, и возникли условия для создания общественных организаций по изучению НЛО.
Первый шаг был сделан в Москве, где при НТОРЭС им. А.С.Попова была создана секция под руководством В.Г.Ажажи. Однако шаг этот оказался неудачным. Секция носила название "Ближний поиск ВЦ с помощью средств радиоэлектроники". Уже это указывало на то, что проблема, однозначно, связывается с внеземными цивилизациями, что вполне соответствовало уровню обыденного сознания, но не имело никаких научных оснований. По предложению В.Г.Ажажи, я согласился войти в бюро секции, надеясь со временем придать ей серьезный характер. Однако этого не удалось сделать. В ноябре 1979 г. в помещении Центрального Дома Актера в Москве состоялся семинар секции, который прошел в обстановке сенсационного ажиотажа. Это было совершенно не приемлемо, особенно для того времени, и секцию закрыли. Более благоприятно складывалась обстановка в региональных центрах, куда на время переместились главные усилия по изучению проблемы НЛО силами общественности.
Поскольку термин НЛО к тому времени был полностью дискредитирован и по прежнему находился под запретом цензуры, стал применяться другой термин - аномальные аэрокосмические явления (ААЯ) или аэрокосмические феномены (ААФ). Я предложил этот термин (который уже использовался во французской литературе) при подготовке Государственной программы исследования НЛО. Вскоре он был принят на вооружение и общественными группами. При этом произошла важная трансформация: вместо "аномальных аэрокосмических явлений" стал использоваться термин "аномальные явления" (АЯ). Возможно, это было связано с тем, что такой термин звучит более кратко и выразительно, но последствия такой замены оказались весьма существенными, ибо термин АЯ гораздо более широкий по сравнению с ААЯ, что позволило включить в исследования значительно более широкий круг явлений (включая полтергейст и другие подобные феномены). Насколько это хорошо или плохо, мы здесь не обсуждаем.
Одной из первых была создана секция по исследованию АЯ при Горьковском областном отделении НТОРЭС им. А. С. Попова, которую вскоре возглавил доцент Э.А.Ермилов. Секция пользовалась поддержкой председателя областного правления НТОРЭС Всеволода Сергеевича Троицкого. Известный советский радиофизик и радиоастроном, член-корреспондент АН СССР, В.С.Троицкий внес большой вклад в серьезное изучение проблемы АЯ/НЛО, а его поддержка горьковской секции и других общественных групп была просто неоценима. На Украине серьезную работу вела секция АЯ при Республиканском правлении НТОРЭС им. А.С.Попова (председатель академик АН УССР Г.С.Писаренко, уч. секретарь И.С.Кузнецова). В Новосибирске тематикой НЛО занималась секция N 4 при Комиссии по метеорам и космической пыли СО АН СССР (пред. чл.-корр. АН СССР Н.А.Желтухин). Были созданы общественные группы и в других городах (см. очерк В.Б.Вилинбахова "Становление отечественной уфологии" в его работе "НЛО в нашем небе" [1].
Положение в Ленинграде было особое. Здесь сложилась группа серьезных уфологов, в которую, на сколько мне известно, помимо В.Б.Вилинбахова, входили А.И.Мордвин-Щодро, Г.П.Лисов, Г.К.Колчин, Ю.М.Райтаровский и др. Группа занималась сбором информации, расследованием отдельных случаев наблюдения НЛО, переводом зарубежной литературы; поддерживала контакт с исследователями из других городов. В отличие от горьковских и киевских исследователей, у ленинградцев не было "высокого покровительства" и им приходилось действовать на свой страх и риск. Надо сказать, ленинградские уфологи действовали с большой ответственностью, не спешили с широкими публичными выступлениями, постепенно подготавливая общественность к серьезному восприятию проблемы.
"Думаем провести серию выступлений, но каждый раз в очень ограниченной и ответственной аудитории, да и придерживаясь осторожной линии поведения... Полагаем, что пока следует концентрировать внимание на I-ой категории, осторожно затрагивать II-ю, а о III-й пока целесообразней всего помалкивать" (письмо В.Б.Вилинбахова от 10.02.1980).
"Планируем несколько узких выступлений и среди них - по путевкам "Знания", остальные на энтузиазме. Захотел ознакомиться с проблемой ленинградский митрополит Кирилл... Но главное занятие, пожалуй, сбор материалов, добываем, где только можем, переводим сами" (письмо В.Б.В. от 11.03.1980).
Одновременно не прекращались усилия по официальному оформлению группы. В письме от 14 апреля 1980 года Вадим Борисович сообщает: "У нас, возможно, произойдет создание нечто вроде секции при Географическом обществе. Первые шаги в этом направлении сделаны и довольно успешно". "Раскручиваем вариант с ГО, пока все идет нормально" (письмо от 26.04.1980). "В июне должно быть орг. собрание при ГО, окончательное же решение только в сентябре" (письмо от 5.05.1980). "Что у нас нового? Вступили все в Географическое общество, пока по планам что-то начнем там делать с осени, конечно, очень и очень осторожно (никаких гуманоидов). На 16 июня в Центральном лектории объявлена лекция Лисова об НЛО. Вот будем решать, что и как ему там глаголить. Вещь серьезная. Мордвин пытается пробить сию тематику через Лекторий Дома Офицеров" (письмо от 20.05.1980).
Одновременно с этим предпринимаются шаги по получению доступа на местное телевидение. 5 июня по ленинградскому ТВ прошла передача, где в качестве ведущего выступал В.Б.Вилинбахов, а его собеседниками были А.И.Мордвин-Щодро и Г.П.Лисов. Так медленно и уверенно ленинградская группа завоевывает одну позицию за другой.
Наступает лето, естественный перерыв всякой активности. Это огорчает В.Б. "...дурацкая манера свертывания всех дел, - пишет он. - Три потерянных месяца, а это особенно обидно в нашем возрасте, когда на счету каждый день" (письмо от 25.06.1980). Этот мотив повторяется и в следующем 1981 году. Вероятно, Вадим Борисович предчувствовал свой скорый уход, хотя внешне ничто этого не предвещало.
Предварительная работа в Географическом обществе не прошла даром. С октября 1980 г в рамках Комиссии по планетологии ГО СССР стали регулярно проводиться заседания, посвященные проблеме ААЯ (НЛО). "28 октября, кажется, начинаем свои выступления в ГО. Разработан план на весь год. Первым назначен мой доклад - "Некоторые методологические вопросы исследования аномальных явлений в атмосфере, гидросфере и космосе". Посмотрим, как оно все получится. В начале октября весьма ответственное выступление Лисова в одной из Академий" (письмо от 19.09.1980).
Это было важным шагом на пути создания самостоятельной Комиссии по АЯ. 8 ноября 1980 г я писал Вилинбахову: "Радуюсь Вашим успехам. Мне нравится Ваш серьезный деловой подход без гигантомании. Успех дела определяется не количеством, но качеством. То, что у Вас сложилось прочное ядро - залог всех успехов*. <...> Я надеюсь, что всесоюзный статут Географического общества позволит Вам со временем взять на себя ту роль по координации всех "любительских" работ в этой области, на которую претендовала секция В.Г.А. Вообще, Географическое общество, кажется, по меньшей мере, не менее подходящим, чем НТОРЭС им. А.С.Попова. Конечно, специальное уфологическое общество было бы много эффективней, но как этого добиться?".
Наращивая усилия по признанию проблемы НЛО, ленинградская группа добилась поддержки Обкома КПСС. "Мы, кажется, получаем поддержку Обкома, - писал В.Б., - что в наших условиях ОЧЕНЬ ВАЖНО. Завтра должен читать в молодежном клубе Горкома Комсомола. Тема - НЛО в прошлом" (письмо от 26.05.1981).
Все эти усилия не пропали даром. В июле 1981 г решением Президиума Географического общества, под председательством президента ГО академика А.Ф.Трешникова, была создана специальная комиссия по изучению аномальных явлений в окружающей среде (председатель - кандидат исторических наук В.Б.Вилинбахов, зам. председателя - полковник запаса Г.К.Колчин, ученый секретарь - инженер-подполковник запаса А.И.Мордвин-Щодро).
Так закончилась почти двухлетняя борьба за создание Комиссии по АЯ в Ленинграде. Думаю, опыт этой борьбы давал право Вадиму Борисовичу дружески критиковать московских уфологов. "У вас в Москве все как-то зарываются, теряют чувство реальности. Так было с Ажажей, а теперь вот с этими. <...> Авантюризм какой-то! Действовать же надо... постепенно и последовательно... Надо учитывать феномен привыкания" (письмо от 26.05.1981). "...беда от максималистов, - пишет В.Б. в другом письме, - и с этим надо бороться" (30.05.1981).
Официальный статус Комиссии по АЯ не давал возможности ставить и обсуждать наиболее острые, дискуссионные вопросы проблемы НЛО. Поэтому еще до утверждения Комиссии группа В.Б.Вилинбахова создала более узкий теоретический семинар (человек на 15-20) как раз для обсуждения подобных вопросов. Планировалось, что семинары будут проходить ежемесячно. Насколько я знаю, при жизни В.Б. прошло не менее трех семинаров. Темы их были чрезвычайно интересные, а характер постановки вопросов вполне может быть взят на вооружение и современными уфологами.
Как и все уфологи в нашей стране, группа В.Б.Вилинбахова столкнулась не только с давлением со стороны государства, но и с деструктивным воздействием неумеренных "энтузиастов". "Приходится сталкиваться с таким числом невротиков (мягко говоря), а то и просто жуликов, что поневоле начинаешь становиться все более и более скептиком. Да, судя по всему, без этого и нельзя, иначе все дело затопит мутная волна "энтузиазма"" (письмо В.Б. от 6.09.1980). К сожалению, в этом отношении Вадим Борисович оказался провидцем. После перестройки, когда все цензурные ограничения были сняты, а средства массовой информации, развернувшись на 180╟, стали питать людей сенсационной "чернухой", именно волна безудержного безответственного "энтузиазма" нанесла непоправимый вред отечественной уфологии, от которого она, вероятно, не скоро сможет оправиться.
К этому вопросу В.Б. в своих письмах возвращался неоднократно. "Кроме того, куча всякого рода психопатов, которые крутятся кругом и создают фон. Все это плохо и может, вернее уже имеет, самые нежелательные последствия" (письмо от 1.11.1980). "Начинаем даже подумывать, как бы ограничить число людей [на заседаниях ГО], нам, ведь, шум не нужен" (письмо от 16.11.1980). "Ограниченность возможностей раздражает, а тут еще мешаются под ногами разного рода "энтузиасты", от которых больше шума и бестолочи, чем реальной пользы, поскольку в основном это народ не организованный и истеричный" (письмо от 24.06.1981).
Один из наиболее сложных и одиозных вопросов, связанных с НЛО - это вопрос о "гуманоидах". Вадим Борисович понимал, что он составляет неотъемлемую часть проблемы, независимо от того, являются ли наблюдения "гуманоидов" реальными или нет. Но он считал, что время для широкого публичного обсуждения этой проблемы еще не настало. Прежде исследователи должны сами разобраться, что это такое. "На последнем заседании, - писал он, - мне, как председательствующему, пришлось дать резкий отпор вопросам о гуманоидах, пока сие естественно, ферботен, время для этого еще не пришло, приучим к НЛО, тогда можно будет начать раскрывать и тему контактов. Осенью, между прочим, в р-не Риги была, кажется, посадка и три гуманоида. Подробности уясняются" (письмо от 18.12.1980).

* * *

Наша переписка с В.Б.Вилинбаховым продолжалась около трех лет и была довольно интенсивной. Многие уфологи (и не только они) были уверены, что письма перлюстрируются. Тем не менее, они доходили до Ленинграда (и из Ленинграда до Москвы) дня за три. Это сейчас письма по Москве идут целую неделю, а из Московской области около двух недель. Чем это вызвано - не понятно. Вряд ли в наше время объем писем от населения сильно возрос, скорее наоборот. Кроме того, многие пользуются электронной почтой. Вероятно, это обычная рыночная безответственность.
Вадим Борисович был очень пунктуален в своих письмах, он никогда не задерживался с ответом, отвечал сразу, незамедлительно. В основном, это был обмен информацией. Но, конечно, нам не удалось избежать и некоторых общих "философских" вопросов. Приведу в качестве иллюстрации выдержки из переписки о внеземных цивилизациях (ВЦ), структуре Пространства и паранормальной составляющей НЛО.
"Когда речь идет об ВЦ, то я не представляю себе это обязательно в космическом (столь традиционном) плане, поскольку предполагаю, что Космос это нечто куда более сложное по своей структуре, чем пока сие нам представляется. Смысл ВЦ, как мне кажется, должен только подчеркивать, что речь идет о цивилизациях, существующих не на Земле в нашем измерении. Подчеркиваю последнее, поскольку вполне можно предположить, что структура измерения многослойна и, следовательно, в одной точке (в одном районе) может быть, допустим, ряд цивилизаций, т.е. Земля, в частности, представляет в этом плане нечто вроде луковицы. Понятна моя мысль? Это сложнейший философский вопрос, который также рано или поздно должен будет встать на повестку дня" (В.Б.В., 24.03.1981).
"Я согласен с Вами о необходимости расширительной трактовки ВЦ с учетом многослойности пространства. Но, думаю, это будет встречать большое сопротивление. Действительно, это сложнейший философский вопрос, т.к. многослойность пространства связана с многообразием форм материи. Хотелось бы побеседовать на эту тему более подробно. Надеюсь, такая возможность представится" (Л.М.Г., 2.04.1981).
"Вы, естественно, совершенно правы, что вопрос о "многослойности пространства" неизбежно встретит самое ожесточенное сопротивление, поскольку он ломает многие традиционно-устоявшиеся догматы. Однако рано или поздно, но он должен быть поставлен и как-то разрешен. Следовательно, видимо следует думать, как это можно сделать? До тех пор, пока ВЦ будут пониматься только в прямом смысле слова "воз" будет стоять на месте" (В.Б.В., 8.04.1981).
Отвечая на мое письмо от 26 апреля 1981 г. с рассказом о 3-ем Всесоюзном совещании по философским вопросам современного естествознания, Вадим Борисович писал: "Вероятно, наконец-таки, настало время, когда переориентацию науки более остановить невозможно. Грубый рационалистический подход исчерпал себя, и в настоящее время он более не заключает в себе никакой возможности дальнейшего развития, необходимы новые пути, новые подходы (а может быть, старые!)" (В.Б.В., 30.04.1981).
"Вы правы: грубый рационалистический подход исчерпал себя, и нужны новые подходы. Все верно. И переориентация науки идет, только очень робко. Думаю, что пробивающиеся ростки так слабы, что затоптать их ничего не стоит. Конечно, на месте одних вырастут другие. В этом смысле Вы правы: переориентацию науки, как тенденцию, остановить невозможно. Но любые зигзаги, к сожалению, возможны. Пишу... чтобы не отрываться от реальности.
Камнем преткновения современной науки является незримый мир. Мир, известный человечеству с незапамятных времен, под разными наименованиями. Вы как историк знаете это лучше других. Казалось бы, все развитие науки подготовило человечество к его принятию - ведь, многие физические поля тоже незримы. Но сознание человеческое вновь цепляется за отжившие догматы. И ученые боятся признать новую реальность. Мало кто по настоящему понял положение о неисчерпаемости материи вглубь. Отражением этой неисчерпаемости и является паранормальная составляющая НЛО. Игнорировать ее при честном исследовании просто невозможно. Противоположный перегиб - отрицание физической составляющей НЛО и сведение всей проблемы к чисто духовной практике, к сверхчувственным восприятиям, видениям и т.п. НЛО - пограничное явление. Оно находится на грани двух миров, двух планов Бытия. В этом его особенность. Игнорировать любую из двух граней НЛО было бы ошибочным. Я думаю, Вы это хорошо понимаете" (Л.М.Г., 7.05.1981).
"О связи же НЛО со всем комплексом пара-явлений, как представляется мне, не может быть и вопроса. Все это может изучаться лишь в совокупности, и тут, конечно, совершенно прав Ж.Валле. Только что прочитал его третью работу "Невидимый колледж". Много спорного, но много весьма любопытного. Именно, учитывая столь тесную связь между НЛО и пара..., мы и организовали наш семинар в рамках такой совместной работы" (В.Б.В., 14.05.1981).
Подводя итог этой дискуссии сейчас, спустя двадцать лет, можно отметить, что за прошедшее время наука приблизилась к пониманию и признанию многомерности пространства. Теоретические исследования показали, что объединение всех физических взаимодействий невозможно в рамках трехмерного мира и требует введения многомерных пространств. Поэтому сейчас многие физики-теоретики и космологи спокойно работают с многомерными пространствами как с физической реальностью, а не как с математическими абстракциями. Однако, насколько я понимаю, это относится только к самым ранним этапам эволюции Вселенной, а наш современный мир, по-прежнему, считается трехмерным. И это действительно так, если ограничиться физическим планом Бытия. А к познанию других планов наука еще только подходит.

* * *

После Таллинского симпозиума по внеземным цивилизациям (Таллин, SETI-81) В.Б.Вилинбахов предложил провести очередной симпозиум SETI в Ленинграде в 1983 г. Это предложение не было принято. Бюро секции "Поиски космических сигналов искусственного происхождения" Научного Совета по радиоастрономии АН СССР высказалось за проведение симпозиума на год позже - в 1984 г., в Пущино, на базе радиоастрономической станции ФИАН. К моему удивлению, это сильно огорчило В.Б. "Что это - лень или злой умысел, связанный с какими-то личными интересами? - писал он. - До 83-го года надо еще дожить, и какая будет ситуация, сказать трудно. Перерывы же расхолаживают ряды занимающихся проблемой, вносят элемент застоя. Вот что страшно" (письмо от 4.07.1982). В этой реакции, мне кажется, снова сказалось предчувствие скорого ухода.
Последнее письмо от Вадима Борисовича я получил 7 августа 1982 г. Он сообщал, что закончил две книги "НЛО в нашем небе" и "Эссе о неизвестном" (о них ниже), также сообщил, что в "Неве" выходит его документальная повесть о царевиче Алексее. Мы еще виделись на Чтениях К.Э.Циолковского в Калуге, а потом Вадима Борисовича Вилинбахова не стало. Уход его был совершенно неожиданным.

Две неопубликованные рукописи В.Б.Вилинбахова

Уже после ухода Вадима Борисовича из жизни его родные прислали мне две рукописи [1, 2], о которых В.Б. сообщал в своем последнем письме от 7.08.1982. Обе рукописи датированы 1982 годом. Одна из них называется "НЛО в нашем небе", она написана под псевдонимом В. Борисов, вторая - "Эссе о неизвестном". По содержанию обе работы частично перекрываются, а в целом хорошо дополняют друг друга.
Первая работа посвящена наблюдениям НЛО на территории нашей страны. Приводится и систематизируется обширный наблюдательный материал. Основной вывод - по всем параметрам (наблюдения объектов в небе, на воде и земле, воздействие на живую и неживую природу, "посадки", "гуманоиды" и "контакты") данные по СССР полностью соответствуют наблюдательным данным по другим странам, что является убедительным аргументом "в пользу достоверности сообщений и реальности существования феномена НЛО" [1, с.108].
Особый интерес представляет глава 1 "Становление отечественной уфологии". Здесь автор как историк скрупулезно и добросовестно прослеживает этапы развития советской уфологии. Материал хорошо документирован, основан на фактах и может служить хорошим пособием по истории отечественной уфологии. Следует особо отметить объективность подачи материала. Автор с болью отмечает противоречия, появившиеся в среде уфологов, высказывает критические замечания по этому поводу, но, когда речь заходит о вкладе тех или иных людей в развитие уфологии, он объективно отмечает заслуги каждого, не взирая на критические замечания в их адрес. В заключение работы В.Б.Вилинбахов пишет: "Мы глубоко убеждены в том, что разногласия не по принципиальным вопросам, борьба за приоритеты или право "лидерства" и т.п., "мышиная возня" ничего, кроме вреда, принести не могут. Нужны различные мнения, разный подход, дискуссии по тем или иным аспектам проблемы, но не нужны беспредметные разногласия, ссоры и мелочные обиды, порожденные плохими характерами или непониманием задач сегодняшнего дня" [1, с.162].
Вторая работа (я буду ссылаться на нее ниже) посвящена попыткам разобраться в сути явлений НЛО. Здесь рассматривается обширный фактический материал по всем аспектам НЛО и основные концепции этого феномена. Автор не ограничивается обзором и высказывает свою оригинальную точку зрения. Большое внимание уделено также методам и методологии изучения НЛО. Я думаю, это очень ценное пособие для всех изучающих и интересующихся проблемой НЛО.
Рукописи В.Б.Вилинбахова не утратили своего значения в наше время, и было бы хорошо, если бы Комиссия по АЯ Географического общества нашла возможность для их издания.

Исторический аспект проблемы НЛО

В 1981 г. В.Б.Вилинбахов выступил на Чтениях К.Э.Циолковского в Калуге с докладом на тему "Представления о ВЦ в мифологическом сознании" [3]. Опираясь на богатый фактический материал и обобщая его, Вилинбахов приходит к важным выводам, значение которых до сих пор как следует не осознано. Вот некоторые из них.
- В мифологии архаических народов, совершенно независимо от ведущих религиозных учений, закрепились представления о населенности Космоса и известных им планет.
- "Звездные цивилизации" представляются архаическому мифологическому сознанию как "культуры" гораздо более высокого плана, чем их собственная. Недаром именно там находится прародина человечества, оттуда прибыли прапредки и демиурги, научившие жителей Земли различным знаниям. Мифологическое сознание фактически почти всех архаических народов связывает представления о знаниях с цивилизаторской деятельностью пришельцев из звездных миров.
- Структура общества на Небе и на Земле изоморфна, это объясняется тем, что заселение Земли происходило с Неба.
"Таким образом, - писал В.Б.Вилинбахов, - мифологическое сознание архаических народов сохранило память о целом ряде сюжетов космического плана. Оно считало, что бескрайние просторы Вселенной населены различными живыми существами, многие из которых идентичны земным людям. Мифологическое сознание полагало, что населяющие Космос существа "боги", обладают многочисленными знаниями и этим во многом превосходят людей.
Архаические люди [были] убеждены в том, что Земля и Вселенная прочно связаны между собой. Многие мифы фиксируют представления о том, что человеческая жизнь была занесена на Землю из Космоса и развитие человеческого общества контролируется "небожителями" [3, c.94].
Весьма важно, что эти представления, как отмечает Вилинбахов, опираются на какие-то более древние слои мифологического сознания.
"Распространенность общих мотивов в мифологических представлениях о Космосе в самых различных независимых друг от друга географических и этнических ареалах, - пишет Вилинбахов, - свидетельствует о том, что в основе этих сюжетов лежат какие-то вполне объективные и реальные прототипы, положившие основу в сознание древних людей и в дальнейшем переконструированные мифологическим мировосприятием в определенную структурную схему, зашифровавшую своим кодом эти реалии" [3, с.94-95].
Вилинбахов подчеркивает, что архаическое мышление не знает отвлеченных понятий, оно основано на мифологических образах, в которых в своеобразной форме отражается эта объективная реальность. Следовательно, необходимо искать эту реальность.
В отличие от многих авторов, спекулирующих на примитивной трактовке мифологических сюжетов, В.Б.Вилинбахов прекрасно понимает недопустимость прямой, примитивной трактовки мифов и всю сложность мифологического символизма. Но он считает, что за этим символизмом скрывается нечто очень важное, что заслуживает самого пристального внимания. "Несмотря на всю сложность расшифровки мифологического символизма, далеко еще не понятого нами, - пишет он, - в настоящее время с достаточным основанием можно полагать, что <...> в основе всех этих удивительных и притягательных сюжетов лежит нечто, о чем стоит задуматься самым серьезным образом и что нельзя оставить без внимания, разрабатывая космическую проблематику и вопросы связи с ВЦ" [3, с.95].
По условиям того времени Вилинбахов не мог написать, что это нечто имеет отношение к проблеме НЛО. Этот сюжет рассматривается в его неопубликованных работах [1, 2], о которых упоминалось выше. В этих работах привлекается не только мифологический материал, но и исторические хроники, летописи, старинные книги и публикации. Так, в работе [1], на основе богатого фактического материала, Вилинбахов приходит к выводу, что "наблюдения в России, также как на территории других стран, задолго до 1947 г. упрямо говорят за то, что НЛО, ровным счетом, не имеют никакого отношения к техногенной деятельности человечества и порождены какими-то совершенно иными причинами, суть которых пока не поддается нашим знаниям" [1, с.55].
"... Появляются все новые и новые факты, - продолжает он, - свидетельствующие в пользу предположения, что НЛО скрывают нечто большее, чем какие-либо атмосферные явления. Это НЕЧТО уже сейчас вырисовывается в грозные формы, ставящие под сомнение многие привычные представления и заставляющие уже сегодня ставить вопрос о насущной необходимости пересмотра многих устоявшихся парадигм" [там же].
Дело не ограничивается только историческими материалами. "Различного плана известия о "гуманоидах", так или иначе связанных с какими-то "кораблями" <...> в изобилии встречаются в мифологии различных народов и отсюда, само собой, во многих случаях перекочевали в религиозные представления. [1, с.100].
Развивая эту мысль, Вилинбахов пишет: "Также, видимо, не вызывает сомнений тот факт, что феномен НЛО самым непосредственным образом связан с человеческим сознанием, с мифологически-мистическими представлениями и играл немаловажную роль в формировании религиозных концепций подавляющего большинства народов мира. Совершенно не исключено, что данный феномен, вообще, является основой мифологически-религиозного миропредставления. А если это так, то он прямым и косвенным путями формирует всю мировоззренческую основу бытия в прошлом. В таком случае придется признать и то, что феномен НЛО неизбежно является естественным или искусственным регулятором процесса развития человеческого общества на определенном этапе" [1, с.30].
Характерно, что большинство теологов, как отмечает Вилинбахов, решительно отрицает любую возможность даже отдаленной связи НЛО с религией. "Однако, многие ведущие уфологи, - продолжает он, - считают, что огромное количество легенд и мифов - есть ни что иное, как ложно понятые и истолкованные случаи деятельности НЛО" [1, с.35].
Думается, здесь роль НЛО все же преувеличена. Скорее можно говорить об определенном факторе, который является общей причиной как феномена НЛО, так и других феноменов человеческой культуры.
Тем не менее, метод исторических аналогий, как его называет Вилинбахов, играет очень важную роль в анализе проблемы НЛО. Базой для него являются сводки документированных сообщений, зафиксированных в письменных источниках. Метод характеризуется чистотой данных (отсутствие техногенной деятельности человечества в прошлые эпохи), это во многом увеличивает доказательность исторического материала. Корелляция исторических данных с современными сообщениями (поразительное совпадение показаний очевидцев) свидетельствует об объективной реальности наблюдаемых явлений [2, с.129].

"Эффект отторжения"

В декабре 1980 г., в связи с намечавшимся на следующий год в Таллине Всесоюзным симпозиумом по проблеме внеземных цивилизаций, я предложил В.Б.Вилинбахову принять в нем участие и, по согласованию с В.С.Троицким, включил его в предварительный список участников. Вадим Борисович с готовностью принял приглашение, однако тема его доклада сразу вызвала настороженность, но на первом этапе его оставили. В дальнейшем доклад В.Б. (вместе с некоторыми другими докладами) все-таки отвели, но В.Б. остался в списках участников. Он не особенно огорчился снятием доклада, справедливо считая, что так будет легче участвовать в дискуссиях. В 1982 году В.Б. представил этот доклад на Чтениях К.Э.Циолковского в Калуге. Включение его проходило также с трудом. Но все-таки он состоялся и был опубликован в Трудах Чтений [4] уже после ухода В.Б.Вилинбахова из жизни.
В этой работе В.Б.Вилинбахов обращает внимание на то, что ВЦ могут существовать в иных, непривычных для нас формах, и, следовательно, вопрос о контакте с ними должен решаться с учетом нетрадиционных возможностей. Он, в частности, ссылается на Эме Мишеля, согласно которому контакт может происходить на духовном уровне, не воспринимаемом нами на нашей стадии развития сознания. Отсюда можно предположить, что попытки контакта со стороны ВЦ уже имели место, но не были поняты человечеством. "Чтобы понять сигнал, необходима значительная перестройка существующих парадигм познания, отказ от ряда устоявшихся научных представлений, переход на новую ступень научного развития" [4, с.110].
Иллюстрируя эту мысль, Вилинбахов ссылается на хорошо известные случаи необычных явлений, имевших место в сравнительно недавнем прошлом: таинственные "дирижабли" над США в 1897 г., неизвестные "аэропланы" над Европой в 1913 г., также неизвестные "аэропланы" с яркими бортовыми огнями над Скандинавией в 1933-1934 гг. и, наконец, массовое наблюдение светящегося объекта в Фатиме (Португалия), 1917 г. Во всех этих случаях НЕЧТО действительно имело место, оно было зафиксировано не только в показаниях очевидцев и в прессе, но и в официальных документах. И тем не менее, наука прошла мимо этих странных событий, она их попросту игнорировала.
В чем причина столь странного непонятного отношения науки? Вилинбахов называет это "эффектом отторжения". Пытаясь понять и раскрыть суть эффекта, Вилинбахов обращает внимание на то, что подобные явления наблюдались на протяжении всей истории человечества. Но отношение к ним было различно. Мифологическое сознание принимало эти явления как часть ирреального. В мифологическом сознании ирреальное непреложно существует, оно совмещается с реальным, четкой границы между ними не существует. Мы называем подобные явления неизвестными. А мифологически-религиозное сознание относило их к сфере сверхъестественного, неподвластного разумению человека. Со временем эти явления обрастали легендами, трансформировались в понятные обыденному сознанию образы и ... объявлялись "чудом". Вилинбахов приводит определение "чуда", согласно православным и католическим богословам. Суть его состоит в том, что "чудо" признается объективным, но оно производится божественной силой и не может вызываться познаваемыми нами силами природы. Определенное таким образом "чудо" включается в круг религиозного мировоззрения, становится непременной принадлежностью сущего.
С развитием науки и рационалистического мировоззрения "чудо", как явление, неподвластное законам природы, полностью исключается из структуры рационалистического сознания. Однако при этом происходит незаметная подмена. "Чудо" как категория принципиально непознаваемая, смешивается с явлениями еще не познанными, не укладывающимися в рамки существующих научных представлений.
"Правомерно отринув мифологически-мистически-религиозные представления о "чуде", - пишет Вилинбахов, - современная наука склонна догматизировать свои собственные парадигмы и объявлять "чудом" все то, что является просто-напросто зоной еще не познанного, лежащего за гранью тех реалий и законов, которые нам известны сегодня [4, с.113-114].
Это обстоятельство является источником "эффекта отторжения". Все, что не ложится в русло определенного познавательного стереотипа, не воспринимается сознанием и нередко решительно им отторгается. Так создаются целые "поля отталкивания", скрывающие от сознания (индивидуального и коллективного) многие сферы объективной реальности [4, с.114]. Вилинбахов подчеркивает, что "эффект отторжения" распространяется не только на проблему "контакта", но и на многие другие проблемы, создавая серьезное препятствие для развития познания. Думается, это важная гносеологическая проблема.
Выступление Вилинбахова было достаточно смелым для того времени. К этой проблеме он возвращается вновь в рукописи "Эссе о неизвестном" [2], где ей отводится отдельный параграф, и проблема рассматривается полнее, хотя все существенное было сказано в Калуге.

Пытаясь раскрыть тайну НЛО

Конечно, Вилинбахова, как и всех уфологов, не мог не волновать вопрос о природе НЛО. Поиском ответа на этот вопрос и посвящена его работа "Эссе о неизвестном" [2]. Пытаясь проникнуть в тайну НЛО, Вилинбахов вновь обращается к истории и мифологии. Он, в частности, обращает внимание на то, что, согласно древним поверьям, здесь, на Земле, рядом с нами, существует какой-то другой "параллельный" мир, жители которого по своему желанию могут появляться перед людьми и оказывать различного рода воздействия на повседневную жизнь человечества. Эти представления (включая данные об эльфах, гномах, фавнах и феях) были широко распространены и в средневековой Европе. Вилинбахов ссылается на книгу Реверенда Кирка из Эверфайля (1691 г.), где приводится довольно подробное описание жизни этих волшебных существ, а также на работы В.И.Санарова, в которых отмечается сходство содержания быличек с современными сообщениями о НЛО. Он отмечает, что многие люди, занимавшиеся изучением проблем НЛО, бросили это занятие потому, что им стала ясна полная невозможность объяснить то, что перед ними открылось. "Они хранили молчание из-за ужасного, потрясающего шока, вызванного осознанием факта, что человек не одинок на нашей маленькой планете, что человечество - лишь ничтожная часть чего-то неизмеримо большего. И это ЧТО-ТО есть основа всех верований на Земле, от древнего мифа Греции, Индии и Китая до современных мифов о дружески настроенных венерианцах" [2, с.38].
Отталкиваясь от этих положений, Вилинбахов переходит к анализу взглядов современных уфологов (Р. Палмер, А. Хайнек, Ж. Валле и др.), которые пришли к выводу, что НЛО не являются пришельцами из Космоса, не прилетают с других планет Солнечной системы и тем более из других звездных миров. "Мы не имеем оснований, - пишет Вилинбахов, - считать их продуктом какой-то неземной сверхцивилизации, имеющей такие же как у нас время и пространство. НЛО экстраразмерны, способны входить в наши пространственные координаты, но также выходить из нашего трехмерного мира" [2, с.43]. Пожалуй, он близок к тому, чтобы принять точку зрения Ж.Валле о том, что НЛО представляют собой глобальную систему контроля, но идет дальше, предполагая, что "человечество и феномен НЛО - единая, взаимосвязанная и даже как-то сбалансированная система, играющая определенную роль в общей структуре мироздания" [2, с.44]. Если допустить, что подсистема НЛО, как и человечество, обладает логикой и сознанием, то взаимовлияние составных частей системы становится еще глубже и значительнее по своим последствиям.
Каковы бы ни были наши представления о НЛО, отмечает Вилинбахов, приходится признать, что этот феномен по сей день является "чудом", поскольку он не укладывается в современную научную парадигму. И пока мы не найдем ключ к тайне НЛО, этот феномен будет оставаться для нас "чудом", более воздействующим на нашу веру, чем на наши знания. Именно такой процесс происходит в настоящее время. Этого допустить нельзя, заключает Вилинбахов, ибо в таком случае феномен "будет беспрепятственно формировать через веру человеческое сознание, не регулируемое знанием. Знание обязано успеть, пока еще не поздно, сказать свое слово" [2, с. 54].
Один из путей решения этой задачи состоит в исследовании "посадок" и "контактов". Именно изучение "посадок" дает наиболее значимые результаты и одновременно ставит перед наукой наиболее сложные и ошеломляющие вопросы. К числу таковых относится так называемая проблема "контактов". Сообщения о "контактах" прослеживаются на протяжении всей истории человечества. Если говорить о современных данных, то информация, передаваемая через них, во многих случаях крайне примитивна, а иногда и просто абсурдна. В других случаях она поражает своей странностью, и она не только не укладывается в принятую картину мира, но ее никак нельзя объяснить никакими известными науке свойствами человеческой психики.
Воздействие близкого контакта с НЛО на человеческую психику, как отмечает Вилинбахов, идет двумя путями: прямым - на обыденную сферу сознания, и косвенным - на уровне подсознания. В последнем случае уфология оказывается вынужденной использовать для получения результатов научные методы, которые сами еще только находятся в стадии становления. Тем не менее, использование этих методов, полагает Вилинбахов, позволяет в большей мере рассчитывать на получение позитивных результатов, чем при использовании привычных научных методов и стандартного инструментария (не отменяя их полностью - добавим мы). "Совершенно новая по своей сути проблема требует и использования совершенно новых методов" [2, с.78].
Бесспорно, наиболее сложной и "одиозной" является проблема "гуманоидов". Зафиксированные в исторических документах многочисленные случаи наблюдения "гуманоидов" в самых различных странах и в разные исторические эпохи, как отмечает Вилинбахов, не могли быть спровоцированы ни уровнем технического познания, ни умонастроениями тех эпох. В своих основных деталях они совершенно аналогичны наблюдениям "гуманоидов" в наши дни.
Пытаясь понять тайну НЛО, Вилинбахов мучительно ищет ответ и на вопрос о "гуманоидах". Порою в поисках истины он спорит сам с собой. С одной стороны, историческая идентичность представляется наиболее весомым аргументом в пользу вывода о том, что "гуманоиды" и "контакты" с ними "являются объективно реальными и, следовательно, существа подобного вида действительно существуют" [2, с.115]. С другой стороны, поскольку гипноз, как показывают исследования "мнимых контактантов", создает ситуацию, аналогичную "контакту", совпадающую с ним во всех основных деталях, то "создается впечатление, что механизм формирования образов "гуманоидов" скрывается в глубинах человеческого сознания, а не является привнесенным извне" [2, с.121]. Возможно, гипноз, изменяя психическую структуру, создает определенные специфические условия, открывающие новые каналы восприятия. Но тогда можно предположить, что и встреча с НЛО каким-то образом стимулирует возникновение подобных условий, и человеческое сознание получает возможность ощущать, воспринимать то, что в обычных условиях остается скрытым от него. То есть, "появление гуманоидов" в связи с НЛО можно рассматривать как результат какого-то "полевого" воздействия данных феноменов на человеческую психику. Это воздействие может способствовать проникновению сознания в новые сферы восприятия, но может также формировать определенные иллюзорные образы. Опыты с сильно действующими наркотиками типа ЛСД как будто говорят в пользу последнего предположения.
Но Вилинбахов не останавливается на этом, он вновь обращает внимание на чрезвычайную устойчивость стереотипов. "Во все времена в различных районах мира, самые отличные друг от друга люди постоянно наблюдают одно и то же. Характеристики "гуманоидов" чрезвычайно устойчивы по всем основным показателям. Столь же постоянны главные признаки их поведения, повторяющиеся из сообщения в сообщение. Что же это такое? Каким образом сознание, при отсутствии объективной реальности, формирует все одни и те же представления, не имеющие во многих случаях никаких аналогий в окружающем социуме?" [2 с.122]. Ответ на этот вопрос Вилинбахов видит в том, что скорее всего мы все же сталкиваемся здесь с расширением наших чувственных возможностей, открывающим для нас совершенно новые, еще не познанные области (например, находящиеся за пределами трехмерного физического мира).
"Все это, - пишет Вилинбахов, - приводит к заключению, что в настоящее время ПОКА существует больше данных, свидетельствующих в пользу предположения, что путь к раскрытию тайны "гуманоидов" лежит через подсознание и параявления ... В силу этого нет еще оснований утверждать, что наличиствуют антропоморфные экипажи НЛО. Такая постановка вопроса -ПРЕЖДЕВРЕМЕННА. В настоящее время объектом исследования, в первую очередь, должен быть не "гуманоид", а "контактер" - источник и носитель информации, включая подсознательный уровень его сознания" [2, с.124]. В частности, необходимо выяснить, "как они получили информацию. Из какого источника? Для какой цели?" [2, c.142].
Подводя итог своим размышлениям о природе НЛО, Вилинбахов приходит к следующему выводу. "На настоящем этапе исследований феномен НЛО должен изучаться КАК ТАКОВОЙ, без попыток что-либо глобально объяснить. Явление столь необычно, столь противоречиво и столь таинственно (мы не боимся использовать такое определение, понимая его, конечно, в научном плане), что должны еще многое просто-напросто ПОНЯТЬ и к очень многому ПРИУЧИТЬ СВОЕ СОЗНАНИЕ, выработать совершенно новые оценочные критерии, прежде чем рискнуть делать обобщения и выдвигать научно обоснованные предположения" [2, с.162].
И еще: "феномен НЛО требует УМА ОТКРЫТОГО, готового принять НЕВОЗМОЖНОЕ. При отсутствии такового неизбежна неудача, ибо НЕОБЫЧАЙНОЕ НОВОЕ нельзя принять, понять и изучать средствами привычного инструментария" [2, с.155].
С этим можно только согласиться.